Самые популярные сериалы на прошлой неделе, согласно статистике ПС "Яндекс":

Ранетки

   Актеры сериала
Фотографии
О сериале

Сериал Рыжая

   Актеры сериала
Фотографии
О сериале

Сериал клуб

   Актеры сериала
Фотографии
О сериале

Зверобой

   Актеры сериала
Фотографии
О сериале

Универ

   Актеры сериала
Фотографии
О сериале


Все сериалы

Google


Реклама на сайте:


Сериал Дыши со мной - Биография-учебник

Киевский издатель Стефан Кульженко печатал книги такого качества, что их дарили императору.

Биографии некоторых славных лиц так плотно ложатся на капризный узор суток, что за теми жизнеописаниями можно изучать причинно-следственные механизмы целых периодов истории. Такой была жизнь Стефана Кульженко, который иллюстрирует весь курс становления, развития и успехов украинского модерного книгопечатания. Новая книга Виктории Величко "Киев Кульженкив" убеждает в том.

Родился будущий лидер киевского книжного бизнеса 1837-го года "в семье казака городка Баришивка", что в часу современной езды от столицы. Отец занимался коммерцией, далекой от интеллектуальных амбиций, - торговал вином. На третий год по рождении сына распродал свое дело и направился в Киев. В этом есть что-то неслучайно-символическое : именно 1840-го в Русской империи позволили открывать частные типографии.

Когда Стефану Кульженку исполнилось 11 лет, он вынужден был искать работу. Тогда в Киеве уже существовало немало типографий, книжных магазинов и даже "кабинетов для чтения". Ноги привели подростка на рог Хрещатика и Институтской (где в настоящее время монумент независимости) : здесь венгр Иосиф Валькер имел литографическую мастерскую и типографию. Парня взяли в учебу сроком семь лет "на полном содержании, но со своей одеждой". Три года после "науки" Кульженко-младший работал на разных технологических участках в типографии, пока вступил в брак с престижной киевской модисткой, которая купила дом на углу Хрещатика и Трехсвятительской (где в настоящее время информационное агентство УНИАН), куда начинающий 21-летний издатель переехал из комнатки при типографии.

Впрочем полноправным издателем он стал лишь по четырем годам впоследствии, когда вместе с партнером арендовал типографию за тогдашних 5000 руб. за год. Еще за шесть лет - 1870-го - партнеры приобрели паровую машину и начали печатать иллюстрированные издания. Наиболее интересно среди первых - сказки Андерсена в переводе Михаила Старицкого с иллюстрациями Николая Мурашка. 1873-го (Стефан Кульженко - уже самостоятельный владелец бизнеса) открывает магазин канцтоваров на Крещатике напротив почты, чтобы выгодно продавать марки, а тогда и фабрику конторских книг для поддержки собственно книжного бизнеса. 1879-го покупает участок на Пушкинской, где устраивает целый полиграфический городок (разрушено во время пожара 1941-го).

1884-го в Кульженко появляется техническая возможность печатать большими тиражами: среди постоянных заказчиков появляются газеты (одного времени печатал в то же время аж пять изданий); многотысячными тиражами продаются и календари. Но "фишкой" Кульженко остаются виды Киева - отдельные листы, подборки разных форматов (самый популярный - почтовый), альбомы-прототипы сегодняшних туристических изданий. В конце 1890-х начинает печатать украинскую художественную литературу, а в поддержку этого на началах убыточного проекта публикует "гастарбайтерски" путеводители, которые лишь теперь осваивают нынешние украинские наследники Кульженко: например, такой - "О херсонских заработках, когда и как их искать, и что стоит туда подобраться по железной дороге или пароходом".

До этого времени (начало ХХ века) профессиональная карьера Стефана Кульженко мало чем отличается от взлета "короля" тогдашнего московского рынка - Ивана Ситина. Но дальше каждый идет своим путем. Ситин остается в сегменте популярной художественной литературы, а Кульженко делает ставку на высококачественные (а потому и дорогие) издания. Главное направление - городская пейзажная фотография. Это направление в семейном бизнесе возглавило его старший сын Василий Стефанович. Он положил начало одной из первых в России школ художественной фотографии. 1909-го на Международной фотовыставке в Киеве работы его учеников достали золотую медаль в конкуренции с Дрезденским фотографическим обществом и Будапештским фотоклубом. Именно в это время качество Кульженкових изданий достигло такого уровня, что их уже дарили императору. Кроме того (благодаря этому?), издательский дом Кульженкив начал теснить московских издателей на их собственном рынке. Выходят такие популярные на свое время книги, например: "Волга вот Нижнего Новгорода к Астрахани", "Торговые ряды на Красной площади в Москве" и даже специально заказан "Сборник статей по поводу столетнего юбилея А. С. Пушкина".

Выше изложенную информацию находим в разлогой вступительной статье книги "Киев Кульженкив", но главное она представляет то, из чего ушло все нынешнее краеведческо-туристическое киевознавство: фотографии самых выдающихся столичных мест. Когда-то они печатались стотысячными тиражами и отметились в памяти соответствующего количества паломников (которые радостно покупали эти лето/фотографии, принимая во внимание доступную градацию цена/качество в зависимости от формата и оформления). Но со временем история прибавила к тем городским ландшафтам свои замечания, а кое-где и затерла некоторые классические пейзажи. Поэтому всегда весьма интересно сопоставить то, которое было, с тем, которое есть в настоящее время. Так и смоделирована эта книга: левая страница - фотография от Кульженкив; справа - современный вид этого столичного пейзажа с комментариями. И здесь возникают или не единственная претензия к книге. Специальная съемка, как видно, не проводилась; современные фото добирали из имеются, и потому масштаб и ракурс нынешних видов, адекватных к Кульженкових объектов, часто не совпадают. Опытный наблюдатель, конечно, без больших проблем объединит такие ракурсы, но, кажется, подобные формы экономии не одобрили бы ни старший, ни младший Кульженки (который, ко всему, выдавал журнал с красноречивой, как на наш случай, названием: "Искусство и печатное дело").

"Любите родину к глубине собственного кармана" (Є. Чикаленко)

Главная характеристика Кульженкових фотоальбомов - влюбленность в город, которому принадлежит эта ярко-славная жизнь. Возможно, именно влюбленность в Киев и обусловила коммерческий успех издателя, ведь энергетика любви к объекту тиражирования обычно действует на кошелек покупателя, как магическая формула "Сезам, откройся"! И этот ключ-код не зависит от того, объясняется ли издатель или автор в любви столицы, родному селу ли. Вот убедительный пример.

Молодое издательство из районного центра на Киевщине, которое на протяжении последних лет выпустило несколько примечательных исторических книг (монографических, справочных, популярных), предлагает разведку Владимира Перерви и Екатерины Пливачук "Село Буки. Прошлое, современное, будущее" (Белая Церковь: Издатель О. Пшонкивский).

Оказывается, здесь уже в ХI веке, во времена Ярослава Мудрого, стояла "узловая" крепость, внутри которой прихистилося достаточно комфортный городок: "Существовали двухэтажные дома, причем с тогдашними удобствами: на каждом этаже была отдельная печь и, соответственно, кухня". Защищено сусидування с хозяевами Дикого поля - берендеями, торками и печенегами - незаурядно способствовало развитию "среднего бизнеса": кузнечничают и зброярства. Здешний продуктовый рынок знали далеко за пределами Бакожина (такое название имело когда-то нынешнее село Буки). Одно слово, это был лакомый кусок недвижимости - аж настолько, что когда в 1094 году хан Тугоркан выдавал дочь за киевского князя Святополка, то потребовал в приданое именно это место. Обратите внимание: такой популярности город получил задолго до того, как летописи впервые вспомнили другую географическую точку - Москву.

Не менее интересная история села и в более близкие к нам времена. Например, в 1618 году король Вещи Посполитой дарит Буки князьям Ружинским, и именно из этого имения княгиня-амазонка София ходила врозумляти неучтивых соседей во главе шеститысячного (!) частного войска. Какие-то фрагменты бывшей славы и до сих пор показывают здесь приезжим, но по большей части их постигла общая судьба подсоветских объектов древности. Например, часть остатков фортификационных сооружений - хотя и имеют статус археологической достопримечательности - уничтожена выработками каменного карьера в 1960-1970-ые годы. Да и другие страницы сельского жизнеописания иллюстрируют фальшь "красной" ностальгии. Вот просто убийственная статистика: в Первую мировую войну погибло 65 односельчан, в Друге - 71, а во время несуществующего, как нам опять пытаются довести, Голодомору умерли 183 букивчан.

Один раздел книги - о той же любви к малой родине: о земляке-меценате Иване Суслова. Начинал из того, который создал сельскохозяйственный кооператив на 13 тысячах арендованных гектаров. 2002-го приобрел запущенное помещение бывшего детсадика, образцово отремонтировал и устроил один из первых в стране частных детских домов, в котором поселилось 24 ребенка от 6 до 17 лет. Часть из них уже пошла в самостоятельную жизнь и убедилась в прочности обещаний приемного отца : ежемесячно на банковский счет каждого ребенка ложится 100 долларов, дальше гарантировано высшее образование, а потом - работу, квартиру, авто.

Туристическая приманка нынешних Буков - живописный ландшафтный парк, такая себе Мини-Софиевка (даже с зоопарком). А за современную архитектуру местного храмного комплекса 2007-го присуждена Государственная премия. Все это - также справа рук И. Суслова, о котором уже писали немало, но лучше всего, по-видимому, в книге Михаила Слабошпицкого "Украинские меценаты" (К.: Ярославов Вал, 2006).



Анонсы | Все сериалы | Контакты | Сериалы - SerialStar.ru  ©  2007-2017   |

Rambler's Top100